Блог

пользователя Downtown.ru

Персональный блог участника проекта
Любовь Скрипченко
21 публикация
0 · 11 · 128348
Жизнь
4 года с Алексеем Гордеевым
Сегодня, 28 февраля, губернатору Воронежской области Алексею Гордееву исполняется 58 лет.

Четыре года он разбирался с наследием и выстраивал свою собственную линию в не самой простой обстановке. И хотя в Воронежской области хватает проблем, можно с уверенностью сказать, что за этот срок было сделано немало хорошего. Бездушные цифры мы оставим изданиям делового профиля, а сами вспомним осязаемые результаты деятельности губернатора — то, что очевидно любому воронежцу и жителю области.

Город
Почему Воронеж стал «IT-Китаем»?
Downtown спросил руководителей IT-компаний, благодаря чему Воронеж стал одним из главных IT-хабов страны.

То, что IT-индустрия является одной из приоритетных для Воронежа, давно понятно без всякой статистики. Даже руководство области в лице Алексея Гордеева признает, что главное для нашей экономики  — «это IT-технологии и коровы». Причем не зря относительно молодая индустрия обогнала исконное для нашей области сельское хозяйство. Дистанционное обучение по промышленной безопасности выгодно без отрыва По количеству IT-компаний наш город обогнал целую страну — республику Беларусь. А по рейтингу городов внутри страны мы уступаем лишь таким гигантам, как Москва, Питер и Новосибирск. Столь высокую оценку Воронежу дало некоммерческое партнерство «Руссофт». 

Город
Экран вирутальной реальности Nettle Box 2 создали в Воронеже
Когда мы слышим слово «инновации», первым делом возникают ассоциации с пресловутой Силиконовой Долиной или как минимум Сколково. Однако инновации появляются и в нашем родном городе, и вполне успешно. О том, каково это — развивать инновационный бизнес, мы расспросили создателей экрана виртуальной реальности Nettle Box.
Экран виртуальной реальности Nettle Box можно без лишней скромности назвать уникальной разработкой для мирового рынка 3D-технологий. На рабочей поверхности проецируется объемная модель, просчитанная в зависимости от положения зрителя. Иными словами, картинка остаётся объёмной для любого угла зрения. Эффект достигается за счёт принципа head-tracking, т.е. слежения за положением головы зрителя. Эту задачу выполняют инфракрасные маркеры, расположенные по краям оправы 3D-очков.

Петр Севостьянов, технический директор компании Nettle:

— Формирование изображения в зависимости от точки положения пользователя — принцип не новый. Мы не изобрели новую методику. Просто нам удалось её реализовать и сделать продукт, который можно выпустить на рынок. Попыток реализации много, но это в основном прототипы. Много кто пробовал, у нас — получилось.

Пока воронежская инновация используется как презентационное и выставочное оборудование. Преимущества 3D-модели перед традиционными макетами и иными средствами презентации очевидны. Если говорить, к примеру, о 3D-модели транспортной развязки, то реальный макет с такой детализацией получился бы огромным. Здесь при вполне компактных размерах можно рассмотреть всё, что нужно, и к тому же добавить интерактив: пустить потоки машин, устроить смену дня и ночи.
Город
Масштабная реорганизация транспортного движения в городе
Этого ждали все: власти всерьёз решили бороться с пробками. Спасение Воронежа в пяти буквах: КСОДД. Downtown.ru разобрался, что это такое и почему оно стоит более 800 миллионов долларов.

Не первый год над дорогами Воронежа витает фраза «дорожный коллапс». До определённого момента власти довольствовались «точечными» проектами по улучшению дорожного движения: расширение отдельных дорог, ликвидация трамвайных путей, запуск движения по набережной Массалитинова. Но в скором времени администрация приступит к реализации проекта, который, возможно, изменит «транспортное лицо» города, — это и есть КСОДД, комплексная схема организации дорожного движения.   

Жизнь
Воронеж 2033: Бункеры и убежища города
Ещё один взгляд на диггерство в Воронеже. Первобытные страхи, добрые охранники и впечатлительные подростки.
Мы уже приоткрывали изнанку города, а сегодня о тонкостях подземного туризма рассуждает ленивый диггер Фокс: 26 лет, по образованию историк, работает в сфере профессионального обучения, увлекается фотографией.

Диггерством и заброшенностями увлекаюсь лет 6 точно. Пробовала спелестологию, но нет, пещеры — не мое. Я больше по наземным объектам: промзона, военные базы, заброшенные исторические места. Хотя от «подземли» никогда не откажусь. Если она качественная, а не просто коридорчик под дорогой.

Пару раз в месяц стараемся куда-то выбраться. Хотя бы на разведку. Раньше каждые выходные ездили куда-то. Но сейчас все окрестности объезжены, так что приходится забираться достаточно далеко. Два года назад изучали Липецкую область. Осенью прошлого года ездили в Костромскую. В этом году хотим наведаться в Курскую и Белгородскую.
 
 
Первый спуск под землю случился совершенно случайно. В то время я встречалась с молодым человеком, и как-то раз он просто предложил: «Я нашёл один туннель, пойдем посмотрим». Это был бешеный выброс адреналина: спускались срель бела дня, о нас запросто могли сообщить милиции. Да, это не страшно, но приятного мало, если дяденька милиционер отрывает тебя от интересного объекта. Страх появился позже. Когда погружаешься в темноту — интересно. А вот когда оглядываешься и видишь за собой кромешную тьму, тогда страшно. Это совершенно первобытный страх: мало ли что там, за спиной.

В воронежских бункерах и убежищах, к сожалению, всё растащили. Но в основном не диггеры, а подростки, бомжи, цветметчики. Те люди, которые спускаются под землю не за атмосферой, а за хабаром.

Немало мест пострадало от самих диггеров. Есть у некоторых привычка устраивать дикие пьянки на объектах: пространство замусоривается, атмосфера и энергетика теряется. В конечном счёте слухи о посиделках доходят до полиции, и объект закрывается.
Жизнь
Кидалты. Кто и почему боится новых взрослых?
Разбираемся, чем кидалт отличается от инфантила, и станет ли он причиной апокалипсиса.

Статьи на эту щекотливую тему обычно пишутся в едином тоне: «Спасайся кто может! Кидалтопокалипсис грядёт!» Признаться честно, я поначалу поддалась всеобщему настрою и приготовилась бичевать современных питер-пенов. Но потом меня насторожила нелогичность почти всех материалов. Начинают все, как правило, определением из Википедии, что кидалт (от англ. kid — ребёнок и adult — взрослый) — взрослый человек, готовый тратить кучу времени и денег на детские и подростковые увлечения: рубиться в компьютерные игрушки, носить не по возрасту броскую одежду, накупать себе гаджетов, смотреть мультики и т.д. А заканчивают жизнеописанием лузера, который просто не может оторваться от компа.

Кидалты и инфантилы — одно и то же?

Среди моих друзей и знакомых немало кидалтов. Кто-то в свои 30 с хвостиком делает спектакли, как в студенческие времена. Кто-то снимает кино. Кто-то делает интернет-передачу. Кто-то, строго по Википедии, постоянно накупает себе гаджетов (не в кредит). Чувствуют ли они себя причиной апокалипсиса? Вряд ли. Все живут на честно заработанные деньги в своё удовольствие, без особых драм и происшествий. Спрашивается: и чего их бичевать?

А ответ прост: скоропалительные исследователи попутали кидалтов с инфантилами. Пишут про первых, а интервьюируют вторых. Хотя разница между ними большая. Определения из словарей я не люблю. Если чётко следовать тому, которое из Википедии, то я должна быть неженатым бездетным мужчиной 30 лет, хотя я — жена и мама. 

Город
Воронеж 2033. Диггеры и промзонщики города
Воронежский спелестолог и промзонщик рассказал о том, как обойти охрану режимных объектов, где найти хабар и какие монстры водятся в московском метро.

Макс Фрай давно выбыл из списка моих любимых писателей, но один из созданных им образов вспоминается до сих пор: «изнанка» города — его магическая сторона, скрытая от обычных людей. «Изнанка» есть у любого города, и везде найдутся люди, желающие заглянуть за неё: прогуляться там, где другие не ходят, увидеть то, чего другие никогда не увидят. Если честно, мне давно хотелось познакомиться с людьми, свободно гуляющими по изнанке нашего города — диггерами и промзонщиками.

Ярлычки и термины

Американизм «диггер», как ни странно, — русского происхождения. Придумал его известный московский диггер Михайлов. Русским же принадлежит авторство другого термина — спелестологи: это исследователи искусственных подземных сооружений, как правило, находящихся за городом (каменоломни, катакомбы и т.п.).

За границей исследователей подземелий называют по-разному. В США — urban explorers (городские исследователи), во Франции — cataphile (любители катакомб).

Диггеров в чистом виде в Воронеже едва ли можно найти. Воронежская «подземля» — всё-таки не московское метро. Недостаток подземных объектов у нас компенсируется так называемой «промзоной» (закрытые или действующие промышленные предприятия) и заброшенными военными частями.

Легенда

Спелестолог, промзонщик, 28 лет (прочие данные не раскрываются из соображений анонимности).

Спелестологи в каноническом варианте, придуманном «папой» спелестологии Командором (сам термин появился в 80-е), — это люди, которые отдыхают в подземле. Это те, кто неспешно пьёт «клюкву» в своем гротике и попутно копает что-нибудь новое (вход в бункер, убежище и т.д. — прим. авт.). Водятся спелестологи в основном за городом, в заброшенных каменоломнях, а диггеры — городские исследователи, они по метро и подземным речкам бегают.

Историческая подземля по области хорошо представлена в Калаче, Шатрище. А в Воронеже её почти не осталось, только разграбленные дзоты второй мировой. Под «Домом пионеров» неплохой обкомовский бункер, но он давно закрыт: навалили зачем-то песка, хотя, казалось бы, что там скрывать?

Город
To brand or not to brand. Воронеж как торговая марка
На этот раз про городской брендинг мы поговорили с Даниилом Сергеевым, одним из основателей агентства FIRMA и его креативным директором.

Про потенциальный бренд Воронежа на Downtown написано уже немало. Задача — охватить не охваченное была нелегкой. Поэтому вопросы для нового интервью рождались «не из одной головы», а в беседах с друзьями, нужен ли нашему городу бренд, и если да, то какой. Результат этих бесед мы попросили прокомментировать Даниила Сергеева, одного из основателей агентства FIRMA и по совместительству креативного директора.

Защитники городского бренда кивают на то, что цивилизованное пространство цивилизует людей, а противники — на, то что красивая упаковка не меняет содержания. Какое мнение вам ближе?

— Обе точки зрения мне кажутся однобокими, это бессодержательный спор. Конечно же, ребрендинг — это не смена вывесок, это прежде всего смена отношения: человека к городу и города к человеку. Нужно менять и форму, и содержание.

Из моих бесед о бренде города мне особенно запомнилась одна фраза: «Бренд приятного для жизни города делается не в дизайн-студиях, а в жэках, больницах, школах». Насколько правомерно мнение неспециалиста?

— Уровень жизни и внешний облик города — конечно, связанные вещи. Но это не означает, что нужно сидеть и ждать, когда откроются больницы, в которые не страшно ходить, а во всех дворах появятся детские площадки. Нужно с чего-то начинать. Например, заявление о том, что теперь все жители города участвуют в создании его нового облика — неплохой повод начать вылезать из кучи дерьма.

— Может ли бренд города сложиться без участия политиков, без привлечения большого капитала? Есть ли удачные примеры такого брендинга?

— Город — это организация, которая управляется людьми. Без участия и понимания этих людей ничего случиться не может. И качественные перемены в городе происходят всегда по инициативе талантливого управляющего — мэра, который понимает, каким должно быть правильное городское пространство.

— Воронежу пеняют тем, что бренд строить не на чем. Хотя у нас есть не мало интересных событий, уникальных для региона: «Платоновский фестиваль», фестиваль «Этноград», Sunday Up Market, фестиваль аниме. Можно ли сделать «событийный бренд» города и при каких условиях это возможно?

— Я не очень понимаю, что такое «событийный бренд», но я понимаю: чтобы стать местом притяжения, город должен вызывать интерес. Без разницы чем: странной телебашней, легендой о вампирах или самым большим в мире фестивалем тюльпанов, должен быть повод говорить об этом городе, поехать туда и, может, даже остаться.

— Я уже неделю нахожусь под впечатлением от речи липецкого губернатора, Олега Королева. У этого человека в каждой фразе по мему: «У меня был твиттер, но я его вылечил!», «Господь Бог — атеист» и т.д. Публика от него в восторге. Но с точки зрения брендолога, не опасна ли подобная эксцентричность для имиджа области?

— Губернатор может хоть в красном сюртуке ходить с тростью, если при этом его слова подкрепляются хорошими для города делами.

— В Воронежской области нарастает недовольство по поводу разработки никеля. Наш губернатор упорно отмалчивается по этому вопросу. Как сказывается на имидже области политика молчания в критической ситуации?

— Всегда и везде, политика отмалчивания — это самый худший выход. По сути, это и вовсе не выход из ситуации, а только ее усугубление.

Жизнь
Польский режиссер Ян Клята — о Воронеже, экспериментах и опасных мифах
Польский режиссер Ян Клята — о своем спектакле, показанном в рамках «Платоновского фестиваля», новом театре и о том, как создавать шедевры в провинции.

Спектакль польского театра «Песнь о матери и отчизне», как и все новое и экспериментальное в театре, вызвал у воронежских зрителей  противоречивую реакцию: от восторгов до полного «ачтоэтобыло?».

Главная героиня спектакля — женщина, пережившая заключение в лагере смерти лишь для того, чтобы оказаться в новом пожизненном плену материнства. Она угнетает собственную дочь, и та постепенно превращается в чудовище. Партии матери и дочери расписаны на 5 актрис и 1 актера в женском амплуа, хором повествующих о тяжелой женской доле.

В сети накопилось немало критических отзывов о спектакле и новом театре, нам же стало  интересно услышать об этом от создателя «Песни», режиссера Яна Кляты.

Ян Клята — польский режиссер, в данный момент работает с Театром Польским из Вроцлава. Первую награду получил в 12 лет за пьесу «Зеленый слон», присланную на вроцлавский конкурс драмы. Повзрослевший Клята пришел в театр личностью маргинальной, критики называли его «возмутителем спокойствия» и принимать отказывались. Впрочем, умение возмущать принесло ему, в конечном счете, успех. В Польше Клята считается одним из лучших режиссеров своего поколения, на его счету множество театральных наград, его постановкам рады в Европе.

Спорная для воронежцев «Песнь о матери о отчизне» получила приз за лучшую режиссуру XVII Национального конкурса постановки современной польской пьесы и международного фестиваля «Божественная комедия» в Кракове (2011), Гран-при фестиваля современной пьесы в Забже «Запечатленная реальность» и Гран-при LI фестиваля актерского мастерства «Театральные встречи в Калише» (2011).

Жизнь
Уход в белое. Купить электронную книгу и намучиться уже с ней
Чтобы спасать деревья от вырубки, совсем не обязательно мучить себя протестами и пикетами. Есть способ гораздо более действенный и доступный, пожалуй, любому — купить электронную книгу. И намучиться уже с ней.

Этот кадр - из одной старой амбициозной компьютерной игры – «Фаренгейт» называлась. В которой сцена за сценой все холодало и белело. Да и декорации этих сцен сделали белыми. Игра заявлялась как эксперимент, который навсегда изменит индустрию. Сделает ей уход в белое. Так вот, то же самое обещали электронные книги. И точно так же обманули.

При всей моей любви к электронным книгам, не могу отделаться от ощущения, что они сделали из нас посмешища. Мы готовы на такие жертвы и ухищрения, чтобы читать с псевдобумаги, которая не светится в темноте, кривенькими устройствами, на какие никогда не решимся ради любой другой технологии и любого другого класса устройств.

Технологии жидкокристаллических дисплеев – скоро 40 лет. Старая. Разработанная как рудник. Как угольная шахта. Начинавшая с циферок на электонных будильниках и калькуляторах. Вот на это и кивают разработчики электронной бумаги – а именно она стала катализатором для появления нового класса устройств – электронных книг. Дескать, да, пока что наши экраны похожи на туалетную бумагу, на которой кто-то почирикал карандашом. Но ведь технология молодая, то ли еще будет ой-ой-ой. Вот как сделаем контраст, как в глянцевом журнале, как расцветим унылый дисплейчик. Как заставим страницы перелистываться не раз в секунду, а 30. Эти обещания мы снимаем с ушей уже несколько лет, продолжая читать с подслеповатых экранчиков неважнецкого разрешения. Но ведь электронную бумагу изобрели в 70-х. А современное прочтение идеи появилось в 90-е. 20 лет ему уже.

Жизнь
Эксперимент: Неделя независимости — 6 дней без интернета
Как прожить неделю без он-лайна и не сойти с ума.

Я, как обычный человек, не отстающий от требований времени, не представляю себя без постоянного он-лайна. Заглянуть в почту по работе. Зайти во «ВКонтакте» посмотреть, что  нового у друзей. Собрать урожай на «Зомбоферме». Отписаться покупателям в своем интернет-магазине. Накачать свежих фильмов. Почитать новости. Опять зайти во «ВКонтакт» — послушать музыку. Интернет, как рог изобилия, дает все, что нужно: общение, развлечения, информацию, возможность заработать. Но «рог» прекрасно работает и в обратном направлении: отнимает силы и время так, что на оф-лайн меня уже не хватает. Отсюда и родилось волевое решение провести эксперимент — отказаться от интернета на неделю и посмотреть, к чему это приведет. Вместо недели получилось лишь 6 дней, но даже они дали заметный результат. Какой — читайте дальше.

Жизнь
Любовь к незваным гостям: Каучсёрфинг с другой стороны
Зачем иностранцы едут в Воронеж и как заманить их в гости. Про то, как «путешествовать по диванам», мы уже писали. Но без рассказа о тех, кто принимает таких путешественников, картинка не была бы полной. Поэтому мы сделали ещё одно интервью с каучсёрфером, который активно принимает гостей со всего мира.

Я, как, наверное, типичный житель провинциального города испытываю смешанные чувства по поводу его туристической привлекательности: да что тут смотреть и делать-то? Но порою Россия и её «уездные» города интереснее иностранцам, чем нам самим. Для меня это интервью стало своеобразным окошечком в параллельную Вселенную: в ней люди не жалуются, что город скучен и неинтересен. Они сами делают его интересным. Как говорится, люби Воронеж, а Египет с Турцией подождут.

Александр Ашков

26 лет, преподаватель ВГТА, в каучсёрфинге с 2007 года.

Я про каучсёрфинг случайно узнала по публикации в интернете, а ты как узнал?

— От знакомой, работавшей в волонтёрской организации «Пассаж-Зебра». Она в свою очередь узнала про КС от друзей по «Зебре». Было это ещё в 2007 году. Мы решили на Новый Год съездить в Киев. Договорились переночевать у киевских ребят, но это был вариант на одну ночь: им самим надо было уезжать. Так что на следующий день пришлось срочно искать другую вписку. Нашлась она, к нашему удивлению, у мексиканца, работающего в посольстве. Пока списывались, мексиканец жутко переживал: «У меня два кузена в гостях, боюсь, всем места не хватит». Мы: «Да ладно, у нас спальники, на полу поспим». Приезжаем, а там огромная посольская квартира: высоченные потолки, здоровенные комнаты. Оказалось, он переживал, что всем не хватит комнат: как же так, у него с кузенами по спальне, а четверо гостей —  в зале. Мы так с ними подружились, что остались на неделю. Это был забавный опыт: приехать на Украину и разговаривать по-английски целую неделю. Когда вернулся домой, зарегистрировался на сайте (прим.авт — couchsurfing.org), и летом уже поехал в Крым по КС. Но в целом я больше принимаю, чем езжу.

— Я вот пытаюсь понять, какой же он, типичный каучсёрфер: этакий хиппарь без денег?

— Я похож на хиппаря? Я — кандидат технических наук. Закончил Воронежскую технологическую академию по специальности IT. Сейчас преподаю.

— Ты пойми, просто я начиталась уже много интервью с «сёрферами», вот и сложился образ этакого странника, кочующего по хостам со спальником.

— Каучсёрферы — как хосты, так и сёрферы, — на самом деле бывают очень разные. Я уже рассказывал: совсем необязательно, что в гостях придётся спать в спальнике на полу. Тебе могут выделить отдельную комнату, а могут и квартиру. Со мной так в Саратове было.

1 2